четверг, 24 мая 2012 г.

Тот вскрикнул.

portret

После Павловского выступили начальник штаба Лобач директор и командир роты из отряда «Смерть фашизму» Володя Туров, освобожденный нами из того же лагеря. Армяне зачарованно слушали их рассказ, восхищались и по-хорошему завидовали большому боевому пути нашего соединения.
Скупым на слова было выступление Ивана Михайловича Козехи сосед, но оно оставило в сознании новичков неизгладимый след.
Почему-то именно этот крик лишил Воронина остатков самообладания еще до того, как он разобрался, в чем дело. Крик и пистолет, которым потрясали здесь, на территории его завода.
Тот вскрикнул, пошатнулся, но устоял, схватившись за разбитую щеку.
— Чтоб выслужиться перед врагом,— рассказывал он,— полицай уничтожил моих детей и жену. Спалил их вместе с хатой. Изверг этот был моим шаг братом...
Не выдержало сердце Ивана Михайловича, и по его щекам покатились слезы. Заблестели слезы и на глазах армян. Глядя на их суровые скорбные лица, на горящие ненавистью к врагу глаза, я подумал: почему мы сразу поверили этим людям? Легковерие ли это? Притупление ли бдительности? Нет и нет! Ведь мы не ошиблись! В чем же загадка?

Комментариев нет:

Отправка комментария