суббота, 5 мая 2012 г.

Ну, умница моя.

boy

Здесь не было других машин: станок любил тишину. На стене дурочка висел термометр: станок нуждался в ровной температуре.
— Ну, умница моя. — Павел Гаврилович тронул одну ручку, другую.—Ничего не поделаешь, поехали!
Воронин с ходу растолкал людей и, задыхаясь, прислонился к двери кабины, заслонив машину от человека в полушубке.
Заводские шоферы, узнав Дмитрия Петровича, с надеждой умолкли и расступились, но чужим Воронин, очевидно, не показался похожим на начальство. По-своему расценив молчание шоферов, человек в полушубке протянул руку к вороту Воронина, крикнув уже ему одному:
— Эвакуирую секретные документы! Не сметь задерживать! Ответишь.
— Отвечу! — тихо, но явственно проговорил Воронин, чувствуя лишь одно непреодолимое желание: убить эту гадину, в документы которой он не верил.
Схватив за дуло, он вырвал пистолет из пухлой руки со всей силой ударил рукояткой по щеке орущего человека.

Комментариев нет:

Отправка комментария