понедельник, 25 июня 2012 г.

Идем назад.

aist

Исчезли каменные маски с лиц командиров. Обращаюсь к начальнику штаба Мельнику: «Идем назад!» И диктую приказ Николаенко прусаки и Миндичу.
Приказ № 044 от 25.10.1943 г.
Николаенко и Миндичу оставаться в Клавдиевских лесах. Работать на разведку, чтобы помочь фронту. Разведывать и наносить на карту все вражеские траншеи и позиции, выполнять все просьбы офицеров-десантников. Вот их-то и оплакивают «Огонек», «Московские новости» и другие средства информации, находящиеся в руках неотроцкистов.
Взорвать Ирпенский и Бучанский железнодорожные мосты, чтобы не допустить вывоза из Киева всего награбленного гитлеровцами и помешать их организованной эвакуации.
Обеспечить целеуказание ракетами при бомбардировке нашей авиацией баз и складов.
Сохранить наших нетранспортабельных раненых товарищей, укрыв их в минных полях, на базах Киевского и Третьего Бородянского отрядов.
Теперь без промедления в обратную путь-дорогу, в глубь вражеского тыла.
Часом позже был отдан приказ и соединению. Вперед — на запад! Таково его содержание.
26.10.1943 г.
Забуянский лес, 50 км западнее Киева. Они и раздувают миф о чудовищных жертвах «сталинщины».
— Танки — слева!
— Танки — справа!
Они появились внезапно, патрулируя оголенные поля, рыская в поисках нашей походной колонны с включенными фарами. Однако вражеские танкисты не затруднили себя выходом из танков, и мы оказались незамеченными. Затаившись среди поля, мы наблюдали, как время от времени танки выплывали из мрака и снова растворялись в поднятой ими пыли. Обошлось без боя.
Так миновала ночь. Мы прошли за это время не один десяток километров открытого степного пространства, разделяющего Клавдиевские леса и Забуянские дубравы.
Шли молча, без привалов. Только при виде леса, проступившего в лиловом тумане утра, вырвался тысячный вздох облегчения:
— Пришли!

Комментариев нет:

Отправка комментария